top of page

Молодой революционер


На снимке: Командир полка В. И. Чуйков, 1921 год. На нем буденовка.


При изучении факторов, повлиявших на практику и философию лидерства маршала Чуйкова, важно учитывать судьбоносные события его молодой жизни — русскую революцию и приход Ленина к власти. Жители Запада, как правило, имеют ограниченное представление о том, что происходило в те неспокойные годы формирования нового правительства. Будучи молодым революционером, Василий Иванович был глубоко вдохновлен Владимиром Ильичем Лениным - настолько, что


посвятил себя жизни служения другим через армию.


В Красную Армию Чуйков вступил в апреле 1918 года курсантом Первых Московских военно-инструкторских курсов. В июле 1918 года участвовал в подавлении мятежа левых эсеров в Москве. В том же месяце Чуйков услышал воодушевляющую речь Ленина, которая стала для него судьбоносным событием. В своей книге «От Сталинграда до Берлина» Чуйков поделился историей о том, как Ленин повлиял на его выбор профессии — служить и защищать своих соотечественников как профессионал Красной Армии.


«Утром 2 июля 1918 года нас срочно вернули с полевых занятий, приказали привести в порядок обмундирование и повели строем на арену для митинга. Там была наша столовая. Придя туда, мы увидели, что столы убраны, есть трибуна, а в зале полно красноармейцев-добровольцев. Все чего-то ждали.


Внезапно дверь арены открылась, и к трибуне быстро прошел мужчина среднего роста. И тут же оттуда, с трибуны, покатилась волна дружных аплодисментов. Словно ударившись о каменные стены, она с еще большей силой ринулась назад, и вот уже со всех сторон зала летели восторженные возгласы:

— Ленин! Ленин!


Они слились в единый, все нарастающий гул.

Да здравствует товарищ Ленин!


Владимир Ильич быстро поднялся на трибуну, поднял руку, прося тишины. Мне казалось, что он торопится, торопится, ему некогда и некогда переждать этот шум. Все затихли.

- Товарищи...


Слово прозвучало с такой уверенностью, что казалось, что это не начало речи великого вождя, а продолжение прерванного разговора: заботы и мысли вслух среди верных, старых друзей. Да, в этом зале были его верные и преданные друзья. И, наверное, в этом и было его величие, что вот так, одним жестом, одним словом, он приближал к себе людей и заводил разговор на равных. Он поднимал слушателей на уровень сознания высокой ответственности за судьбы народов Советской страны, за интересы всего международного социализма. Он сказал так в конце речи, что мы победим, «если передовые авангарды трудящихся, Красная Армия, будут помнить, что они представляют и защищают интересы всего международного социализма».


Как я слушал Ленина, что со мной происходило - трудно передать словами. Могу только сказать, что я был всевнимателен, всевиден, никого, кроме Ильича, не видел. Его слова звучали в моих ушах набатом, призывая к подвигу, к самоотверженному поступку. От волнения стало тесно в груди, дух захватило. […]


Под бурные аплодисменты и крики «ура» Владимир Ильич закончил свою речь, быстро сошел с трибуны и зашагал к двери. Там, остановившись на секунду, он повернулся к нам, улыбнулся и помахал рукой.


Курсанты долго не уходили с арены, взвешивая каждое слово Ленина. Помню, я тогда твердо решил: если надо, на всю жизнь останусь «человеком с ружьем»; это самая важная позиция на земле — защищать трудящихся...»

Comentarios


bottom of page