top of page

Благосклонность лидерства


На фото: Маршалы и Дважды Герои Советского Союза

Н. И. Крылов, В. И. Чуйков


Благосклонность руководства в организациях сродни «Клятве Гиппократа» в сфере здравоохранения. Эффективные лидеры не корыстны. Вместо этого они развивают членов команды и помогают подготовить их к следующему шагу в карьере. Благотворные лидеры часто служат наставниками для других, давая советы и поддержку, когда это необходимо. Настоящий лидер, маршал В.И. Чуйков, практиковал благосклонность. Одним из таких примеров является динамика его отношений с другом, маршалом Н.И. Крыловым. Они встретились в Сталинградне, когда Чуйков принял командование 62-й армией 12 сентября 1942 года. Крылов и Чуйков установили глубокие доверительные отношения, которые продолжались до конца их жизни.


Генерал-майор Н.И. Крылов имел большой боевой опыт, так как уже участвовал в обороне Одессы и Севастополя. Генерал-лейтенант Чуйков признал этот опыт, в своем начальнике штаба, и хорошо взаимодействовал с Крыловым в самые тяжелые дни в Сталинграде. После капитуляции немцев, в феврале 1943 года, 62-я армия была преобразована в 8-ю гвардейскую армию. Генерал-майор Крылов также получил повышение - он был назначен командующим 21-й армией. Чуйков, очень гордый и счастливый за своего друга, в своей книге "Сталинградские гвардейцы идут на запад" испытал смешанные чувства от потери такого надежного и настоящего друга:


"Николай Иванович Крылов показал себя мужественным человеком и при обороне Одессы, и в Севастополе, и в Сталинграде. Он был назначен командующим армией. Весть о его уходе моментально разнеслась по всем отделам штаба, дивизиям и полкам. Многие в Армии знали Николая Ивановича, любили его, относились к нему с величайшим уважением. Конечно, все сожалели, что он уходит, но в то же время радовались признанию его военного таланта.


Отпустить его без проводов было немыслимо. Как сейчас помню разбитое здание сельской школы в Кисловке, километрах в тридцати восточнее Купянска. В наспех расчищенной комнате, убрали уцелевшие учительские столы и ученические парты. Накрыли на стол. Николая Ивановича провожала, можно сказать, вся сталинградская гвардия.


Бывают в жизни моменты, когда хочется сказать что-то, идущее из глубины души, но нет для этого слов. Бедный язык, что ли, или волнение заглушают слова, и смысл их кажется тусклым, невыразительным. Так было и со мной в тот момент.


Я понял, что это необходимо, что решение о назначении моего друга командующим армией было правильным решением! Но что делать с чувствами? Слезы душили меня. Мне хотелось продлить минуты расставания, подольше посмотреть на него, услышать его голос, но я ушел после короткой прощальной речи. Я должен был быть один. Николай Иванович понял меня. Перед отъездом он зашел ко мне домой, и мы попрощались..."

Comments


bottom of page